Уроженка Пинского района призналась в любви к своей малой родине – деревне Лисятичи - PINSKNEWS.BY

Моя малая родина – это небольшая деревенька Лисятичи на Пинщине, всего в одну улочку. Разместилась она у самого синего бора с многоголосым птичьим пением, а за огородами – тихое озеро, любимое место многих рыбаков.

Название свое она получила от близости к лесу, а пишется через «и» потому, что на нашем неповторимом полешуцком наречии слово лес произносится как «лис». Если и есть рай на земле, то для меня он именно здесь, в этом уголке Полесья, где навсегда осталась частичка нашей души и сердца. Нашей, потому что волею судьбы мы с братом оказались в Смолевичах, а сестра в Минске.

Наша деревня настоящая, деревянная, с дымком над крышами, с колодезной водой, не приглаженная, не разряженная, но бесконечно добрая, щедрая, трудолюбивая, с такими же людьми. У нас не принято жаловаться и ждать откуда-то помощи. Зато обкосить двор, улицу, кладбище всегда помогут те, кто помоложе, абсолютно ничего не требуя взамен. Это неписаный закон деревни.

Родительский дом стоит в самом начале деревни на горке, и как только мы делали последний поворот и подымались на эту горку, дом словно улыбался нам всеми окошками. Раскрашенный в веселые сине-зелено-желтые цвета, он ждал нас в любую пору года. Ворота уже были открыты, свет горел во всех комнатах, занавесочки на окнах отодвинуты, и в них такие родные лица родителей… Уже 14 лет нет мамы и 6 лет, как ушел отец. Еще 5 лет мы все продолжали приезжать каждое лето с детьми и внуками в опустевший дом, но теперь здесь уже другие хозяева – молодая многодетная семья. Так уж сложилось, и решение это далось нелегко. Зато дом продолжает жить и согревать уже их, как когда-то всех нас.

Удивительно, но нашим постоянно увеличивающимся семьям всегда хватало места в родительском доме. Мы укладывались кто на кроватях, кто на полу, и никто мысли не допускал идти ночевать к соседям. Нам так было хорошо, тепло и уютно, что этот вопрос даже не подымался. А съезжались мы в полном составе на посадку овощей, уборку, сенокос и на дни рождения родителей. И это было святое! Это был праздник!

Наши родители – великие труженики, их детство выпало на военные годы. Отцу пришлось в 11 лет стать старшим мужчиной в семье, после того как пришла похоронка на отца. Мама ни минуты не могла сидеть без работы, ее руки всегда что-то делали: пололи, стирали, готовили, шили, вышивали… Именно благодаря родителям в нашем чистеньком светлом доме со старенькой мебелью была какая-то особая атмосфера доброты, скромности, щедрости, куда хотелось возвращаться снова и снова. Только здесь, в родительском доме, в деревне, очищалась душа, забывались неприятности, уходили все болячки. Эта первозданная тишина и чистейший воздух словно впитывали в себя весь негатив.

А еще у нас было самое счастливое детство, без гаджетов, без компьютеров. Зато лес и луг с кукушкиными слезами, куриной слепотой, колокольчиками и множеством других полевых цветов, которых теперь, увы, уже нет, были нашей средой обитания. При этом мы успевали сделать все по дому и хозяйству, что велели родители, и нагуляться от души. Зимой мы откалывали льдины на пруду, чтобы поплавать, падали с них в ледяную воду, получали за это от бабушки и мамы и запрыгивали на теплую печку. Тут же подавалась кружка горячего молока с медом и маслом, и утром мы уже бежали в школу, за 7 километров, пешком, без скидок на снег и дождь. Часть дороги шла лесом, часть полем и почти через всю соседнюю деревню, где была средняя школа. При этом никто и мысли не допускал, что с нами в пути может случиться что-то нехорошее.

А какие пасхальные пироги пекла мама в печи! Высокие, румяные, с блестящей корочкой, они не черствели и сохраняли свой аромат неделями… Пирогами и крашеными яйцами обменивались с соседями, а все дети обязательно щеголяли в скромных, но таких долгожданных обновках. Мы умели искренне радоваться и за все быть благодарными родителям.

Мама всю жизнь проработала в полеводстве, когда почти весь труд был ручным. Отец был бригадиром, а по выходу на пенсию стал старостой деревни. К нему люди обращались за всем: за советом, за помощью и всегда уважали за надежность, по-рядочность, хозяйственность и удивительную скромность.

В деревне осталось совсем немного коренных жителей, но она живет благодаря тому, что кто-то возвращается в родительские дома. А еще это тихое место по-настоящему оценили дачники. Здесь живет моя подруга детства Лена, с которой я никогда не теряла связь. И моя первая учительница Галина Станиславовна, самая лучшая, самая мудрая удивительная женщина. Только она так разговаривает на нашей чудесной белорусской мове, что она льется, как песня, как чистый ручеек! Говорить так красиво, проникновенно и душевно я учусь у нее всю жизнь. Двери ее дома открыты всегда: здесь и напоят, и накормят. Галину Станиславовну в деревне уважают за доброе и щедрое сердце, за то, что о каждом жителе она расскажет так, что заслушаешься…

Вот такая она, моя малая родина!

Я горжусь, что я родом отсюда, что здесь выросли наши дети и успели ее запомнить внуки. Я уверена, что никогда не будут забыты родные могилы, а значит, и дорога в наши Лисятичи. Мы низко кланяемся тебе, наша деревенька, за все то хорошее, что есть в нас, за наших прекрасных родителей, за детство и юность и за всех людей, среди которых нам посчастливилось жить.

Живи, моя маленькая гордая родина, восставшая из пепелища после полного сожжения в июле 1944 года немецко-фашистскими захватчиками, и никогда не превращайся в белое пятно на карте.

Антонина Батуро (Синкевич), г. Смолевичи

Фото Натальи Милевской

ПОДЕЛИТЬСЯ