Ужасы польских зверств и издевательств – в воспоминаниях сына узника конлагеря в Березе-Картузской - PINSKNEWS.BY

17 сентября — знаковая дата объединения Западной и Восточной Беларуси. С нынешнего года в этот день мы будем отмечать День народного единства.

Но памятно и вот что: 17 июня 1934 года президент Польши Игнацы Мосцицкий распорядился создать концентрационный лагерь в Березе-Картузской (ныне – белорусском городе Береза). Туда без суда и следствия дефензива отправляла белорусов. Методы режима Юзефа Пилсудского, так называемой «санации» (оздоровления), на самом деле по жестокости не уступали фашистским. Свидетельства о них сотрудники Березовского историко-краеведческого музея собирали много лет.

В Березе живет и сын одного из узников, 93-летний участник войны Федор Степанович Трутько. Корреспондент sb.by Алена Яско встретилась с ним, чтобы из первых уст узнать историю борьбы за единство Беларуси.

Его отец, Степан Алексеевич Трутько, из деревни Огородники Березовского района значился в лагере под номером 1221. Цифру не набивали на руку, но пришивали намертво к робе из грубой мешковины. Такую вместе с резиновыми дубинками мы увидели в выставочном зале Березовского краеведческого музея. В лагере многие правила существовали только ради унижения людей. Так, одежду узники на ночь оставляли в коридоре на лавках, туго скрутив в «костку». Обувь ставили по стойке смирно (пятки вместе, носки врозь) рядом. Утром по свистку заключенные вскакивали, бежали одеваться, так же быстро их гнали в туалет: на счет до четырех. Если кому-то не хватало времени, в ход шли дубинки, а экскременты приходилось убирать руками. По лагерю в принципе все должны были только бегать…

Здесь уместно сделать небольшое отступление и рассказать об истории создания концентрационного лагеря. В результате госпереворота 1926 года к власти в Польше пришел Юзеф Пилсудский. Нацио­нальные меньшинства в Западной Беларуси и Западной Украине «культурно подавляли». С осени 1930 развернулись массовые репрессии против украинцев Галиции и Волыни («Пацификация»). Вроде умиротворение, а по сути подразделения польской полиции и армии ввели в более чем 800 сел, арестовали более 2 тысяч человек, сожгли около 500 домов… Польские шовинисты устраивали украинские погромы еще до немецких зверств! В ответ 15 июня 1934 года в центре Варшавы украинец Григорий Мацейко убил министра внутренних дел Бронислава Перацкого.

Дальнейшие факты приводит старший научный сотрудник Березовского историко-краеведческого музея Галина Кравчук: 

— Создание концлагеря в Березе-Картузской напрямую связано с этим событием. — Первые 200 узников появились в Березе-Картузской уже в июле 1934 года. Преимущественно украинцы, но также и евреи, поляки и белорусы. 

Первоначально направляли сюда людей практически без суда и следствия. Разместили в одной из красных казарм, построенных еще в царское время, а администрация располагалась в соседнем здании. Позднее там также набивали в камеры заключенных. Одно из самых выматывающих морально и физически занятий — уборка компостных и выгребных ям. Руками, без возможности помыться. Территорию, где практиковали все эти издевательства, огородили колючей проволокой, двор разбили на сектора, где узников заставляли упражняться, бегать до изнеможения и, конечно, работать. 

Береза Картузская.

Польская администрация нашла им занятие: изготавливать бетонные плиты из цемента и камня. Затем массивными шестиугольниками мостили улицы города вместо брусчатки. Они сохранились до сих пор. Строители сейчас как раз благоустраивают памятный знак возле бывшего лагеря и оформляют площадку в виде шестиугольной плиты. Рядом уложат и оригиналы. Каждая весит по 50 килограммов, в некоторые добавляли булыжники. Дробить их, перетаскивать, укладывать, да еще бегом — адский труд. Никаких лошадей, нагруженную телегу толкали впятером люди: один впрягался впереди, двое — по бокам. Копали траншеи — и затем снова засыпали. 

Помимо этого в виде наказаний надзиратели придумывали самые разные «упражнения»: заставляли прыгать, ползать по-пластунски, ходить по-утиному. Отдельная страница истории лагеря — дорожка из битого кирпича. Где она точно располагалась, неизвестно до сих пор. По воспоминаниям одних, — вдоль одной из казармы, других — возле карцера. Провинившихся заставляли проползти на коленях по острой кирпичной крошке.

Еще одна форма издевательства над людьми — запрет на разговоры. Ни одна дверь в камеру не закрывалась. Шепот и любые слова — сразу же являлся конвоир с дубинкой. Пол в карцере поливали холодной водой, чтобы никто не смел присесть. В камерах сначала содержали 30-40 человек, а позже — до 140. Так как роба была одна, когда ее стирали, человек в любую погоду оставался голым. Перед баней одевались и раздевались на улице. А когда работали на компостной яме, мыться не разрешали — так и гнали есть. 

Обычно в лагерь помещали на три месяца, чтобы морально и физически сломить человека. Этот срок могли и продлить. Известен человек, который провел в нем больше трех лет. Как правило, от узников требовалось подписать бумагу о раскаянии и полном отказе от дальнейшей борьбы — «декларацию». Сложно подсчитать, сколько людей прошло через эти застенки: от 3 до 8-10 тысяч. Среди заключенных были и женщины, причем никакой разницы в обращении с ними не было. А помимо «политических» в лагерь отправляли и уголовников. По воспоминаниям многих заключенных, они помогали издеваться над другими.

Конечно, некоторые пытались выбраться из этого ада. Беда в том, что условия для их несчастных сокамерников после каждого побега становились жестче и жестче. Ночью попытался попасть на волю уголовник Новак — это привело к практике постоянных ночных перекличек, которые не давали изможденным людям даже короткого отдыха. Еще одно ужесточение последовало, когда другой заключенный спрятался в укрытии среди готовых плит. Но его отсутствие почти сразу обнаружили. Оцепленное колючей проволокой пространство обыскали с собаками. Беглеца жестоко избили, а затем заставляли постоянно ходить в смирительной рубашке. По воспоминаниям очевидцев, вскоре он пропал.

По информации sb.by

ПОДЕЛИТЬСЯ